Наши новости

С Бахчисарайской районной больницы взыскано 2 000 000 рублей





Родители умершей от цирроза печени 2-месячной крымчанки ищут справедливости
Судебные тяжбы тянутся четвёртый год.



За несоблюдение прав потребителя с медицинской клиники «Генезис» в пользу пациентки взыскано более 90 000 рублей за некачественно оказанную медицинскую услугу


В Крыму прошла встреча директоров двух Центров медицинского права


Юрист рассказал с чем связаны жалобы на медицину в Крыму


Взыскана денежная компенсация в сумме 530 000 рублей


Что делать, если врач нарушил клятву Гиппократа


ГОРОДСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ

Ни для кого не секрет, что доктора тоже люди и имеют право на ошибку. Равно как и то, что правом этим они пользуются достаточно часто: по данным Всемирной организации здравоохранения, на Украине, в том числе и в Крыму, по вине медработников ежедневно умирает шесть-семь человек. При этом найти виновных и привлечь их к ответственности правоохранительные органы зачастую не в силах. Что делать, если медик нарушил клятву Гиппократа и навредил, в каких случаях целесообразно добиваться суда и как уберечься от врачебных ошибок, мы спросили у генерального директора Центра медицинского права в АРК, профессионального юриста и медика Михаила БЕЛКИНА.

— Михаил Афанасьевич, давайте для начала разберёмся, что следует считать врачебной ошибкой? Сами медики рассматривают её как добросовестное заблуждение врача. Правозащитники — как-то иначе? 
— Врачебная ошибка — это противоправное деяние медицинского работника, причинившее вред здоровью пациента. Деяние это влечёт за собой несколько видов ответственности: дисциплинарную, административную, уголовную. Всё зависит от степени вины медработника и последствий, к которым привела его ошибка. Уголовное дело на медика могут завести, например, за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей, нарушение прав пациента, неоказание помощи больному. Вообще в уголовном законодательстве Украины предусмотрено тридцать четыре «врачебные» статьи. 
— Вы говорите: противоправное деяние врача, причинившее вред пациенту. Но ведь врач — не маньяк какой-нибудь и вряд ли ставит перед собой цель «угробить» пациента. 
— Понятно, что никто не хочет, как вы сказали, «угробить». Но существуют правила: перед тем, как зайти к пациенту, медработник обязан надеть спецодежду, вымыть руки. Извините меня за каламбур, но врач без халата — это халатный врач! Он не вымыл, не надел, а у ослабленного пациента после визита врача в ране имевшейся образовалась вторичная инфекция, и он умер. Или вот ещё крымский пример: в конце операции пациенту, чтобы не допустить послеоперационных осложнений, ввели антибиотик. Но перед этим забыли прочитать (или проигнорировали) инструкцию, где говорилось, что данный препарат надо вводить за некоторое время до операции. Условие это соблюдено не было. Как результат — анафилактический шок, кома и смерть. В обоих случаях налицо нарушение должностных обязанностей. При этом убивать пациента никто не хотел. 
— Что делать пациенту, пострадавшему по вине врача? 
— Обратиться к руководству лечебного учреждения с письменным заявлением, предоставить для ознакомления историю болезни (или амбулаторную карту). Снять с неё копии и обратиться в судебно-медицинскую экспертизу. Её заключение приложить к исковому заявлению в суд. Кроме того, для возмещения материального ущерба надо будет ещё предоставить доказательства затрат, понесённых в результате некачественного лечения: чеки, квитанции. 
— А если пациент умер и его родственники уверены, что в этом виновны врачи? 
— Им надо срочно обратиться в районный отдел МВД по месту нахождения лечебного учреждения, где произошло несчастье. Там написать заявление с просьбой провести расследование по факту смерти с обоснованием причин, которые, на ваш взгляд, могли к ней привести. Следователь на основании этого заявления запросит материалы комиссии, созданной по факту смерти пациента в лечебном учреждении. Забегая вперёд, скажу: как правило, все результаты этих комиссий свидетельствуют, что действия врачей были правильные и никто ни в чём не виновен. Доктора не хотят, что называется, выносить сор из избы, а следователь, который ведёт это дело, сам определить ошибку врача не может. 
Поэтому, во-первых, дабы не допустить фальсификации, настаивайте, чтобы следователь ещё на стадии дознания снял копии с истории болезни и заверил их в лечебном учреждении. Во-вторых, добейтесь, чтобы вскрытие проводилось именно в бюро судебно-медицинской экспертизы. Её результаты покажут, были ли в лечении дефекты, и дадут основания органам дознания по факту смерти возбудить уголовное дело. 
— Но ведь экспертиза тоже проводится в учреждениях Минздрава. Не возникнет ли и здесь проблема корпоративной солидарности? 
— Если вы не уверены, что заключение судебно-медицинской экспертизы достоверно, рекомендую провести ещё независимую медико-юридическую, желательно в другом регионе. Главное — не сдаваться. Вот вам пример: в одном лечебно-профилактическом учреждении по факту смерти пациентки проводилось служебное расследование. Проводили его сами сотрудники этого учреждения и выводы сделали, что больную лечили в соответствии с инструкциями и правилами. Следователь, руководствуясь этими выводами, родственникам в возбуждении уголовного дела отказал. Те по рекомендации юриста заказали независимую медицинско-юридическую экспертизу врачебных действий, которая подтвердила, что при лечении допущены грубейшие ошибки. Сейчас возбуждено уголовное дело и проводится досудебное следствие. 
— Если пациент в результате неправильного лечения или диагностики всё-таки выжил, но остался инвалидом, может ли он надеяться хоть на какую-то компенсацию? 
— После того, как врачебно-экспертная комиссия официально присвоит ему группу инвалидности, пострадавший может обратиться с заявлением в РОВД и попросить, чтобы его направили на комиссионную судмедэкспертизу. Или, не обращаясь в РОВД, обследоваться в независимой экспертизе. Если она подтвердит, что в лечении были допущены ошибки, приведшие к инвалидности, это станет основанием для возбуждения уголовного дела и взыскания в суде материального и морального ущерба. 
— Допустим, до инвалидности не дошло, но здоровье от неправильного лечения всё равно подорвано или пациент сильно потратился на медикаменты. Он имеет в этом случае право на возмещение ущерба? 
— Безусловно. Оказание плановой медицинской помощи — это тоже услуга. Пострадавший на основании статей 4-18 Закона Украины «О защите прав потребителей» может предъявить гражданский иск о взыскании материального и морального ущерба и тем самым компенсировать деньги, бесполезно потраченные на лечение. 
— Исходя из вашего опыта, много ли уголовных дел у нас возбуждается в отношении врачей и чем они заканчиваются? 
— На Украине к уголовной ответственности ежегодно привлекаются не менее десятка медицинских работников. 
В Крыму по многим делам идёт следствие, и, думаю, на следующий год они станут уже предметом разбирательства в суде. Вообще у нас уголовные дела по факту смерти пациентов возбуждаются едва ли не ежемесячно. Могло быть и больше, но на стадии дознания или досудебного следствия многие из них закрывают. 
— Почему так? 
Из-за отсутствия специальных медицинских знаний у сотрудников следственных органов. Всё это порождает в медицинской среде уверенность в безнаказанности, когда вместо того, чтобы извиниться, допустивший ошибку медик открыто говорит следователю или родственнику погибшего: «Вы всё равно ничего не докажете». По данным Крымского Минздрава, в этом году было двенадцать жалоб на неправильное оказание медицинской помощи, приведшее к смерти пациентов. По этим жалобам проведены служебные расследования… и вынесено четыре вы-го-во-ра! 
Но случается и по-другому. 
В конце прошлого года женщина обратилась в некую частную клинику, чтобы сделать аборт на раннем сроке. В клинике провели ультразвуковую диагностику и заявили, что у неё не беременность, а фиброма матки. Симптомы беременности не проходили. Женщина пошла в другую клинику, там её опасения подтвердили, но срок для раннего аборта уже истёк. Пострадавшая подала в суд на клинику, поставившую неправильный диагноз. И суд обязал ответчика выплатить имущественный и моральный ущерб в размере пяти тысяч гривен. 
— Не секрет, что бывают случаи, когда врач решает подзаработать и, вступив в сговор с какой-нибудь фармакологической компанией или аптекой, умышленно прописывает пациенту значительно более дорогой медикамент, хотя есть его дешёвый аналог. Можно ли как-то привлечь доктора к ответственности за такую «коррупцию»? 
— У врача с аптекой или фармацевтической компанией обычно отсутствует письменная договорённость, поэтому умышленный факт преступного сговора доказать очень трудно. Сохраняйте все чеки за приобретённые лекарства, делайте ксерокопии выписанных рецептов. В суде это будет доказательством. Вообще же это очень спорный вопрос, тем более если лекарство пациенту помогло. Сейчас в Крыму дело по подобному факту находится в стадии дознания, как оно пойдёт, пока сложно сказать. 
— А если у пациента совсем нет денег на медикаменты или его привезли по «скорой помощи», ему могут отказать в лечении? 
— Неотложная медицинская, экстренная медицинская помощь, реанимация и экстренные операции на Украине бесплатные. Кроме того, в каждом лечебно-профилактическом учреждении есть перечень бесплатных лекарств и медицинских процедур. 
— Сейчас родители очень настороженно относятся к прививкам. Врач ведь может сделать их неправильно или по недосмотру вколоть некачественную вакцину. Но и не прививать детей страшно. Что посоветуете? 
— Однозначно скажу, что прививки делать необходимо! Другое дело, что перед этим, в день самой прививки, педиатр должен тщательно осмотреть маленького пациента. Перед уколом попросите медсестру показать место, где хранилась ампула или флакон с прививочным материалом (многие прививочные материалы должны храниться в холодильниках). Проверьте срок годности на флаконе, пронаблюдайте, вымыла ли медсестра руки, продезинфицировала ли спиртом ампулу, использует ли разовый шприц. Если после прививки у ребёнка появилось недомогание, поднялась температура, не ждите несколько дней: срочно езжайте в ближайшую поликлинику или больницу и требуйте, чтобы ребёнка осмотрели специалисты. Не уезжайте, пока не понизится температура, если не понижается, требуйте, чтобы ребёнка госпитализировали в стационар под наблюдение врачей. 
— Михаил Афанасьевич, у вас имя и отчество, как у Булгакова — известного писателя по призванию и врача по профессии. Это совпадение? 
— Ой, а меня раньше об этом никто не спрашивал, вы первая заметили! Это совпадение, но произведения своего тёзки и коллеги я обожаю, особенно повесть «Собачье сердце», и почти все высказывания профессора Преображенского помню наизусть.


Беседовала  Валентина ВОРОБЬЁВА. 
Фото Софьи РАЙХМАН. 
На фото: Михаил Белкин.

Материал взят из газеты «Крымская правда»


Выиграно дело в Феодосийском городском суде и получена денежная компенсация

В январе 2021г. вступило в силу решение Феодосийского городского суда РК о взыскании с медицинского бюджетного учреждения г.Феодосии  денежной компенсации в сумме 530 000 рублей в пользу гражданки Т. в качестве компенсации морального вреда причиненного несоблюдением прав потребителя при оказании медицинской услуги, приведшей к причинению вреда здоровью.

Гражданка Т. проходила амбулаторное лечение , связанное с проведением курса дистанционной лучевой терапии. В ходе судебного разбирательства было установлено, что на рентгеновский аппарат отсутствовало санитарно-эпидемиологическое заключение на осуществление деятельности, связанное с использованием источника ионизирующего излучения (не проводился дозиметрический контроль аппарата). В результате чего у гражданки Т. в месте проведения терапии был получен лучевой ожог, приведший к лучевой язве кожи и мягких тканей спины, в последствии приведшей к незаживающей постлучевой трофической язве спины с дефектом мягких тканей, грубым келлоидным рубцам и гнойным свищам. Что привело к нарушениям статодинамических функций организма  и установлению 3-й группы инвалидности.

Лечебное заведение свою вину в причинениии вреда здоровью признало, что было учтено судом при определении суммы компенсации.

Интересы клиента в суде представлял директор ЮП ЦМП Белкин Михаил Афанасьевич. Был подан иск «О нарушении прав потребителя и причинении вреда здоровью ненадлежащим оказанием медицинской помощи».


ГОРОДСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ

  Галина СЕНКЕВИЧ, врач-нефролог городского территориального медицинского объединения Eвпатории, в марте 2009 года незаконно по сфальсифицированным документам и по приказу главного врача Людмилы УСТЕНКО уволенная с занимаемой должности, подлежит восстановлению на работе с выплатой среднемесячной заработной платы за 10 месяцев. Такое решение два месяца назад вынесла коллегия по гражданским делам Апелляционного суда АРК, рассмотрев апелляционную жалобу, подготовленную и направленную в суд представителем Галины Сенкевич – генеральным директором частного юридического предприятия «ПОЛАКР» Михаилом БЕЛКИНЫМ. Редакция «ОКД» обратилась к известному юристу за комментариями по этой теме, и вот что он рассказал.

Приказано считать виновной

     Претензии администрации коммунального учреждения «ГТМО» г.Евпатории к доктору Сенкевич зиждились на выводах комиссии, которая проводила служебное расследование по инициативе и приказу главного врача ГТМО Людмилы Устенко. Эта комиссия якобы выявила грубые нарушения со стороны врача-нефролога Галины Сенкевич при ведении медицинской документации больного Руслана Марченко (фамилия изменена – ред.). Речь шла о несоответствии диагноза, установленного врачом Сенкевич, фактическим клинико-лабораторным данным пациента и, соответственно, стандартам лечебно-диагностического процесса. За эти и другие прегрешения сотруднику ГТМО Сенкевич 13 января вынесли выговор, 21 января – второй, 18 февраля –  третий, а 5 марта 2009 года она была уволена по статье 140, ч.3 КЗоТ Украины «в связи с систематическим невыполнением без уважительных причин обязанностей, возложенных трудовым договором и служебной инструкцией».

    Галина Викторовна со своим увольнением не согласилась и обратилась в судебные органы за защитой своих прав. Познакомившись с материалами дела, я убедился в том, что доктор уволена незаконно, а многие официальные документы в этом деле сфальсифицированы.

   Это дало мне и моим помощникам право усомниться в правильности выводов комиссии и заявить о злоупотреблении служебным положением должностных лиц КУ «ГТМО» г.Евпатории. Документы данного медицинского учреждения даже при беглом ознакомлении с ними не оставляют сомнений в том, что готовились они с единственной целью – придать видимость законности увольнению доктора Сенкевич. В материалах дела содержится немало документов, о которых можно сказать: «Абсолютная фальшивка!» Галина СЕНКЕВИЧ, врач-нефролог городского территориального медицинского объединения Евпатории, в марте 2009 года незаконно по сфальсифицированным документам и по приказу главного врача Людмилы УСТЕНКО уволенная с занимаемой должности, подлежит восстановлению на работе с выплатой среднемесячной заработной

платы за 10 месяцев. Такое решение два месяца назад вынесла коллегия по гражданским делам Апелляционного суда АРК, рассмотрев апелляционную жалобу, подготовленную и

направленную в суд представителем Галины Сенкевич – генеральным директором частного юридического предприятия «ПОЛАКР» Михаилом БЕЛКИНЫМ. Редакция «ОКД» обратилась к известному юристу за комментариями по этой теме, и вот что он рассказал.                                                                       

Сфальсифицированный приказ №8

     Приказ главного врача КУ «ГТМО» г.Евпатории №8 от 13 января 2009 года (лист дела (далее – ЛД) 42) явно сфальсифицирован. На то, что он издавался задним числом, указывает путаница с датами. В этом приказе содержится пункт 2, предписывающий заведующей терапевтическим отделением Левиной, в срок до 25 января 2009 года, провести экспертную оценку историй болезни 25-ти пациентов доктора Сенкевич и по итогам этой работы подготовить соответствующую справку. Справку подготовили, я ее видел в материалах дела (ЛД 30), датирована она 22 декабря 2008 года. В первом абзаце этого документа говорится, что истории болезни пациентов взяты за период с декабря 2008 по январь 2009 года, что, конечно же, абсурдно: любой здравомыслящий человек скажет вам, что оценить истории больных за январь 2009 года в декабре 2008 года невозможно!!!

   В том же приказе №8 перечислены «липовые» докладные записки, поданные заведующей отделением А.Левиной на имя главврача. В докладных за 2008 год от 11 июля (ЛД 61), от 19 сентября (ЛД 70), 17 октября (ЛД 62), от 12 ноября (ЛД 63) вопреки обыкновению отсутствуют визы руководителя медучреждения и номера регистрации из журнала входящей корреспонденции КУ «ГТМО».

   О существовании этих докладных Галина Сенкевич не подозревала вплоть до своего увольнения. Ее с ними не знакомили, соответственно, никаких объяснений она по ним не давала. Да и с самим приказом №8 врача-нефролога Г.В. Сенкевич администрация КУ «ГТМО» знакомить не планировала, так как в нем не была предусмотрена графа, где бы Галина Сенкевич могла поставить свою подпись. Вместо этого сотрудники отдела кадров 5 марта 2009 года составили акт (ЛД 56), в котором «засвидетельствовали», что нефролог  от подписи в приказе отказалась.

   Чтобы понять, что акт не соответствовал действительным обстоятельствам дела, то есть был сфальсифицирован, достаточно сказать, что на нем нет ни номера регистрации, ни даты, а старшая медсестра Е.В. Ильина, якобы удостоверившая факт отказа от подписи Г.В. Сенкевич, в этот день находилась на стационарном лечении в Симферополе, что подтверждается выпиской из истории болезни №412.

 Сфабрикованное дело больного Марченко

   Детективной выглядит история с больным Марченко, о которой я могу судить, исходя из документов, имеющихся в материалах дела. А они гласят, что 17 января 2008 года в 00 часов 05 минут в приемное отделение коммунального учреждения «ГТМО» Евпатории «скорая» доставила в состоянии обморока 29-летнего сотрудника МВД Руслана Марченко. В приемном отделении мужчину осмотрели невропатолог и дежурный терапевт. Учитывая высокую температуру и общее тяжелое состояние больного, его препроводили в терапевтическое отделение на нефрологическую койку с диагнозом: «хронический пиелонефрит, обострение» (ЛД 32). На следующее утро диагноз подтвердили в ходе осмотра заведующая терапевтическим отделением А.Левина и врач-нефролог Г.Сенкевич. Последняя, как лечащий врач, назначила лечение, дополнительное

обследование, УЗИ почек и консультацию уролога. Состояние пациента было признано нефрологом среднетяжелым, требующим систематического наблюдения, осмотра и лечения в условиях стационара. Марченко пролечили шесть дней, но состояние его при общем улучшении все еще требовало лечения и дообследования, оставалось критическим. Утром 23 декабря 2008 г. лечащий врач-нефролог вновь осмотрела Марченко, выслушала

жалобы на боли в пояснице, сделала назначение и внесла необходимую запись в историю болезни.

   В 15 часов того же дня доктора Сенкевич неожиданно пригласила к себе А.А. Левина. Заведующая терапевтическим отделением настоятельно порекомендовала Галине Викторовне безотлагательно выписать Марченко. Но та не согласилась, мотивируя это тем, что не получены результаты лабораторных анализов и заключение уролога. Но мнение Сенкевич, как оказалось, Левину мало интересовало. Накануне, около 14 часов, больного Марченко осмотрели председатель ВКК Н.Е. Брагин, заместитель главного врача по медицинской части М.Г. Решетило и сама госпожа Левина. Проигнорировав жалобы пациента и неудовлетворительное состояние его здоровья, в нарушение приказа Минздрава Украины (запрещающего осуществлять выписку пациента из медучреждения кому бы то ни было, кроме лечащего врача), эскулапы признали Руслана Марченко трудоспособным, а значит, подлежащим выписке из стационара (ЛД 33). В итоге заведующая отделением Левина самостоятельно произвела по документам выписку больного Марченко, не поставив в известность ни самого больного, ни его лечащего врача, ни дежурный медперсонал терапевтического отделения. Больной Марченко день, вечер, а также ночь с 23 на 24 декабря 2008 года еще провел в отделении, получая назначенное лечение, а утром 24-го после сдачи анализов узнал, что он выписан: заведующая терапевтическим отделением А.А. Левина потребовала от него покинуть палату на том основании, что он-де не числится среди пациентов отделения.

    Руслан Марченко был вынужден покинуть евпаторийскую больницу, но в тот же день – 24 декабря 2008 года – его срочно госпитализировали в стационар больницы ОМО ГУ МВД Украины в Крыму с диагнозом «МКД (мочекислый диатез), симптоматическая артериальная гипертензия », что подтвердило необоснованность его выписки из терапевтического отделения ГТМО Евпатории. Подтвердился и диагноз, установленный

больному врачом Сенкевич. Но она сама подверглась незаконному преследованию. В отношении врача-нефролога Сенкевич задним числом был издан приказ №205 от 23 декабря о проведении служебного расследования. Опять таки задним числом, по итогам расследования правильности лечения больного Марченко в стационаре КУ «ГТМО» был составлен акт без номера и даты (ЛД 32-35). Выводы, содержащиеся в акте служебного расследования, неоднозначно указывают на необъективность его проведения и желание его авторов исказить реальные факты. Так, объяснительные врача-терапевта З.М. Абдуллаевой (ЛД 27) и заведующей отделением А.А. Левиной (ЛД 28) не имеют даты, а член комиссии С.Г. Богданов, чья подпись якобы значится в акте, заявил, что с этим документом не знаком и его не подписывал. Доктора Сенкевич о служебном расследовании не уведомили, на заседание комиссии не пригласили, письменных объяснений у нее не требовали и, следовательно, она их не давала. И только на суде Галина Сенкевич узнала о существовании приказа №9 от 21 января 2009 года, в котором за допущенные недостатки в оказании медицинской помощи Р.Марченко ей объявлен выговор.

 «Липовая» защита прав трудящихся

   Кодекс законов о труде разрешает увольнение работника по ст. 40, ч.3 КЗоТ только обоснованно и с согласия профкома. Однако ни протокол №3 заседания профсоюзного комитета ГТМО от 5 марта 2009 года (ЛД 82), ни выписка из него (ЛД 18) обоснованной причины увольнения врача-нефролога Г.В. Сенкевич не содержат. Обвинения, предъявляемые доктору Сенкевич администрацией медучреждения, изложенные в письменном представлении профсоюзу, также оказались необоснованным (ЛД 12). Само заседание профсоюзных деятелей ГТМО проходило без Галины Сенкевич, зато в присутствии главного врача больницы Л.Устенко и в ее кабинете. По действующему законодательству члены профкома были вправе рассматривать дело об увольнении Сенкевич в 15-дневный срок, но они так спешили, что выслушать коллегу им оказалось недосуг. Между тем, доктор Сенкевич – одинокая мать и единственный кормилец, на ее содержании находятся несовершеннолетний сын и престарелая мать, участник Великой Отечественной войны, нуждающаяся в домашнем уходе. Однако эти обстоятельства не тронули сердца «защитников прав трудящихся ». Они предпочли встать на сторону администрации. Коллеги не приняли во внимание и тот факт, что нагрузка врача-нефролога по лечению в стационаре и амбулаторному приему в поликлинике во много раз превышает нормативную. Никто из них не вспомнил, что доктор Г.В.Сенкевич за все время своей работы по специальности ни разу не допустила ошибки в лечении пациентов, которые бы привели к негативным последствиям, инвалидизации или смерти пациентов. В благодарность за высокий профессионализм и врачебное искусство в адрес администрации КУ «ГТМО» и управления здравоохранения Евпатории не раз поступали благодарственные письма от пациентов и просьбы отметить Галину Викторовну за качество лечения больных. Профком проигнорировал и то обстоятельство, что в трудовом багаже доктора Сенкевич немало официальных благодарностей, а в момент трудового спора члену правления Всеукраинского врачебного общества Галине Викторовне была объявлена благодарность «за организацию и проведение X Съезда Всеукраинского врачебного общества (ВУЛТА) и съезда Всеукраинских специализированных врачебных организаций с принятием этического кодекса врача Украины». Благодарность подписал сам министр здравоохранения Крыма, заслуженный врач Украины Сергей Донич.

 Больничный выдавать не велено!

   Непокорных не любят. Но в Евпаторийском ГТМО их просто не терпят. Поэтому Галине Сенкевич, отважившейся иметь собственное мнение в стенах этого учреждения, пришлось поистине несладко. И отыгрались на ней в тот самый момент, когда она более всего нуждалась в помощи – в момент болезни.

 Из жалобы Галины Сенкевич прокурору Евпатории:

   «Являясь работником КУ «ГТМО», 4 марта 2009 года в рабочее время я почувствовала ухудшение состояния здоровья, выразившееся в головной боли, головокружении, общей слабости, тошноте, шаткости походки, повышении артериального давления. Медпомощь оказана в приемном покое, сделана ЭКГ (есть запись в журнале) и внутривенные инъекции.

    5 марта состояние было без особых изменений. В поликлинике, в 15 кабинете, мне измерили давление, которое оказалось 180/110 мм рт.ст. (запись в журнале обращений кабинета №72).

   Обратившись к участковому врачу Абдуллаевой З.М., была осмотрена ею, направлена на ЭКГ, приглашен невропатолог Куртеюпова Г.О., зав. отделением Семенов Ю.А., выставлен диагноз: «сосудистый криз». Больничный лист мне не был выписан.

   С приема в сопровождении медсестры доставлена на станцию скорой медицинской помощи. Все машины СМП в это время были на выезде – обслуживали аварию на трассе. Мне оказали помощь на СМП (есть запись в журнале).

   Вечером 5 марта состояние не улучшилось, и я вынуждена была вновь обратиться за помощью в СМП: была сделана ЭКГ, оказана медпомощь. Врач СМП записал вызов участкового врача на дом на мой адрес.

    6 марта пришла участковый врач Эмирова Э.А., она подтвердила диагноз, при этом не дав никаких рекомендаций, не назначив лечение и обследование, не выдав больничный лист, так как, по ее словам, такое указание она получила от зав. Отделением Яровой В.И. Мне было сообщено, что КУ «ГТМО» запретило выдавать мне больничный лист, под страхом увольнения.

 В результате в таком состоянии я пролежала дома, и вынуждена была проходить курс лечения и обследования в Симферополе (дана выписка и больничный лист).

    Прошу Вас разобраться в ситуации. Дать оценку действиям работников КУ «ГТМО», дать разъяснения, почему мне было отказано в медпомощи и лечении как гражданину, как работнику. Как можно говорить о медицинской и врачебной этике, отношении к пациенту, если отсутствует элементарная коллегиальность. При этом в открытую нарушаются нормативные и законодательные документы, а именно «Положение об экспертизе временной нетрудоспособности» и т.дГ. Сенкевич, 31 августа 2009 года».

 Все хорошо, прекрасная маркиза!

   Как водится, в прокуратуре отправили жалобу тем, на кого, собственно, и жаловалась доктор Сенкевич – руководству ГТМО. Разобраться в конфликте взял на себя труд сам начальник управления здравоохранения Евпаторийского городского совета Алексей Михайлович СЛОБОДЯНИК. Суд его был скорым, а ответ сходен с общеизвестными куплетами: «Все хорошо, прекрасная маркиза!». Точнее, в письме №1194/9 от 12 октября 2009 года Алексей Слободяник сообщил Галине Сенкевич, что по фактам, изложенным в ее заявлении, КУ «ГТМО» провело служебное расследование.

Комиссия, его проводившая, не выявила нарушений медработников в оказании ей медицинской помощи и проведении врачебно- трудовой экспертизы.  

  «5 марта 2009 года больничный лист, – писал Алексей Михайлович, – не был выдан в поликлинике КУ «ГТМО» поскольку Вам было дано направление на госпитализацию в городскую больницу КУ «ГТМО», однако Вы покинули станцию «Скорой помощи» и в стационар не легли.

   6 марта 2009 года больничный лист участковым врачом-терапевтом не был выдан, так как с 5 марта 2009 года Вы были уволены по статье 40 КЗоТ Украины».

 Есть преступление – будет и наказание

    Не зря говорится: «Не в силе Бог, а в правде!» Нашлись те, кто смог компетентно и веско возразить высокопоставленным фальсификаторам из коммунального учреждения «ГТМО» г.Евпатории. И главным оппонентом Алексея Слободяника и Людмилы Устенко стал не кто иной, как Апелляционный суд Крыма. В мотивировочной части решения от 22 декабря 2009 года коллегия судей судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда АРК дала оценку факту оказания медицинской помощи Марченко, за что Сенкевич был объявлен выговор, в таких выражениях:

   «Отсутствуют не только обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать о значительной степени тяжести совершенного проступка, но и вообще доказательства совершения Г.В. Сенкевич в данном случае дисциплинарного поступка».

   Закономерным результатом судебного разбирательства стало обращение нашего юридического предприятия «Полакр» в правоохранительные органы с требованием привлечь виновных в должностных злоупотреблениях к административной и уголовной ответственности.

   Существуют неопровержимые, добытые в ходе судебного расследования, доказательства того, что своими незаконными действиямиглавный врач Л.И. Устенко причинила существенный материальный ущерб государству Украина, а именно в сумме 11570 грн. 23 коп, выплаченную врачу-нефрологу Сенкевич за время вынужденного прогула за счет финансовых средств «ГТМО», которое является бюджетным коммунальным учреждением Евпатории.

    Вопреки интересам медицинской службы и больных, проживающих в Евпатории, Л.И. Устенко санкционировала увольнение единственного на тот момент врача-нефролога, вынудив больных нефрологического профиля получать специализированную медицинскую помощь (лечебную и консультативную) по своему заболеванию не по месту жительства, а в Симферополе.

   На почве личной неприязни к врачу Сенкевич главврач ГТМО Людмила Устенко на протяжении длительного времени упорно отказывает в предоставлении дополнительного отпуска, положенного по закону Галине Сенкевич как матери- одиночке.

   Руководитель медучреждения не раз в личных беседах заявляла, что найдет повод уволить Сенкевич с работы и ради достижения этой цели внесла в официальные документы ложные сведения, не соответствующие действительности полностью или частично.

   По указанию Устенко был незаконно выписан из стационара больной Марченко, по ее инициативе было проведено служебное расследование и издан приказ №9 о вынесении  выговора врачу-нефрологу Сенкевич за якобы «допущенные ошибки» в лечении этого больного.  

   Испытывая к Галине Сенкевич личную неприязнь, главврач дала прокуратуре заведомо ложное письменное сообщение о якобы совершенном доктором-нефрологом преступлении. Устенко умышленно и ложно обвинила в совершении кражи документов (историй болезней) Галину Сенкевич. Однако 12 апреля 2009 года по результатам проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Галины Сенкевич (ЛД 9) из-за отсутствия доказательств и свидетелей, подтверждающих заявление главврача Устенко.

    Ввиду столь существенных нарушений законодательства юристы предприятия «Полакр» настаивают на проведении прокуратурой Евпатории проверки всех обстоятельств увольнения врача Сенкевич, с тем, чтобы действия должностного лица – главного врача КУ «ГТМО» г.Евпатории, в которых усматривают признаки преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Украины, – нашли должную оценку надзорного ведомства.

   Вместе с тем юристы фирмы «Полакр» в своих письменных обращениях акцентируют внимание руководства МОЗ Украины на отсутствие внимания и самоустраненность от решения возложенных на него обязанностей со стороны начальника УЗО г.Евпатории А.М. Слободяника, к которому неоднократно обращалась как письменно, так и устно врач-нефролог Г.В. Сенкевич с просьбой вмешаться в сложившуюся ситуацию в КУ «ГТМО», защитить ее гражданские и профессиональные права и не доводить дело до суда. К сожалению, в защите ее законных прав было отказано.

   Юристы фирмы также обращаются к министру МОЗ Украины В.М. Князевичу с настоятельной просьбой привлечь к административной ответственности и рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности начальника УЗО г.Евпатории А.М. Слободяника и соответствии занимаемой должности главного врача КУ «ГТМО» г.Евпатории Л.И. Устенко.

   Мы считаем, что МОЗ Крыма должно обратиться с материальным иском о взыскании с главного врача Л.И. Устенко и главного бухгалтера Худяковой (дочь которой, кстати, работает юристом ГТМО – ред.) в доход государства суммы в 11570 грн. 23 коп., выплаченной врачу-нефрологу Г.В. Сенкевич по решению суда и вследствие ошибочности управленческих решений.

 Судья Макарчук, вы не правы!

   Итак, Галина Викторовна Сенкевич, с февраля 2002 года работавшая врачом-нефрологом ГТМО Евпатории и уволенная в марте 2009- го, восстановлена на прежней работе. Но путь к исходной точке был для нее долгим и утомительным. Свою ложку дегтя в ее тяжбу с администрацией ГТМО внес и судья Евпаторийского суда ВладимирМАКАРЧУК. Он отказал врачуСенкевич в ее исковых требованиях к работодателю. Коллегия судей Апелляционного суда АРК отменила вердикт местной Фемиды на том основании, что суд первой инстанции не учел всех обстоятельств дела и вынес решение с нарушением требований материального и процессуального права.

  Так, судья Макарчук не удовлетворил устные ходатайства Галины Сенкевич о вызове в суд пациента больницы Р.Марченко, врачей С.Богданова и З.Абдуллаевой, членов профкома ГТМО для дачи свидетельских показаний.

   Он не затребовал необходимые документы, в том числе и выписной эпикриз Марченко, подтверждающий факт его госпитализации 24 декабря 2008 года в стационар больницы ОМО ГУ МВД Украины в АРК. Судом не были приняты во внимание устные доводы Галины Сенкевич о причинах отказа подписать должностную инструкцию врача-нефролога от 27 ноября 2008 года, поскольку в пункте 7 раздела 4 – «Функциональные обязанности», профессия, которой владеет Сенкевич, обозначена словом «рвач». Подписать документ с таким выражением доктор не могла, так как считала и продолжает считать, что слово «рвач» унижает ее честь и достоинство. Завотделением А.Левина согласилась исправить инструкцию, но больше к Сенкевич не подходила. Только во время судебного разбирательства Галина Викторовна узнала, что на нее составлен акт отказа от подписи должностной инструкции от 3 декабря 2008 года. Судом первой инстанции не были исследованы материалы и не дана оценка фактам, подтверждающим обращение врача Сенкевич за медицинской помощью 5 марта 2009 года в КУ «ГТМО» и отказ выдать ей больничный лист участковым врачом.

 От редакции «ОКД»

  Кто знает, сколько еще подобных случаев скрывается за вывеской коммунального учреждения «ГТМО» г.Евпатории. История Галины Сенкевич стала известна только благодаря юридической фирме «Полакр», сотрудники которой, по их словам, были шокированы творящимся в ГТМО беззаконием. В обращениях юристов, разосланных в правоохранительные органы и Минздрав Украины, подробно рассматривается дело Сенкевич, а также роль в нем главврача Людмилы Устенко и начальника УЗО Евпатории Алексея Слободяника. Как отреагируют на них власть и правоохранители, мы, возможно, скоро узнаем.

 Анна Преображенская «Обозрение Крымских дел» 19-22 февраля 2010 года


Юрист рассказал, с чем связаны проблемы медицины в Крыму

С переходом Крыма в Россию качество медицинской помощи на полуострове улучшилось, но и нарушений в оказании медуслуг также стало больше. Об этом РИА Новости Крым рассказал член комиссии по здравоохранению Ассоциации юристов России, адвокат Михаил Белкин. Значимым позитивным моментом в здравоохранении Крыма юрист называет появление полисов обязательного медицинского страхования (ОМС) и возможность бесплатно посещать врачей. Однако, такая реформа пагубно сказалась на самих медиках.

«Количество обращений в больницы из-за того, что услуги стали доступны, увеличилось в разы. Государство выделяет деньги, закупается оборудование. А медицинского персонала не хватает: врачи вынуждены работать на полторы-две ставки, в интенсивном режиме. Поэтому возникают нарушения: несоблюдение клинических протоколов, несоблюдение стандартов. Соответственно, и число обращений к юристам со стороны пациентов увеличивается», — говорит Белкин. К тому же, население полуострова с 2014 года значительно выросло, отмечает юрист. В Крыму нагрузка на одного врача не соответствует установленным законом нормам — отсюда и нарушения в оказании услуг.Не тот сделали укол, не предоставили какой-то документ, не своевременно перевели в отделение и палату, не назначили консультацию, поздно сделали исследование: анализ крови, МРТ, КТ, рентген, УЗИ. В соответствии с Конституцией РФ, 323-м и 326-м Федеральными законами человек может обратиться за защитой своих прав», — поясняет специалист по медицинскому праву. Хамство со стороны врача, отказ в выдаче выписки из истории болезни также являются нарушением прав граждан на оказание медуслуг. Юрист отмечает, что в Крыму участились случаи обращений граждан по причинам причинения вреда здоровью, которое привело к инвалидизации, временной потере трудоспособности или смерти.   «Я понимаю лечебные заведения, понимаю, что врачи устают, но понимаю и человека, который заболел», — говорит юрист.
РИА Новости Крым: https://crimea.ria.ru/society/20191116/1117633761/Yurist-rasskazal-s-chem-svyazany-zhaloby-na-meditsinu-v-Krymu.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop


В Крыму прошла встреча руководителей двух центров медицинского права

Интереснейшую экскурсию по Симферополю устроил управляющему ООО «Центр медицинского права» (Омск, филиалы в Москве, Новосибирске, Пензе) Алексею Панову директор юридического предприятия «Центр медицинского права в Республике Крым» Михаил Белкин.

Панов приехал в Крым, чтобы провести семинар. Перед мероприятием крымский юрист не хуже экскурсовода показал гостю достопримечательности Симферополя и пригласил в свой офис. Медицинские юристы теперь уже при личной встрече подтвердили готовность сотрудничать, информируя друг друга об особенностях дел по защите прав пациентов, врачей и медорганизаций.

Если об управляющем ЦМП Панове россияне уже наслышаны (федеральные СМИ не раз сообщали о выигранных им делах), то о Белкине многим еще предстоит узнать. После перехода Крыма под российскую юрисдикцию Михаил Афанасьевич стал вести судебные процессы в Крыму по защите прав пациентов из разных регионов России, немало среди них резонансных.

Об одном из таких судов портал Право-мед.ру скоро расскажет.



За несоблюдение прав потребителя с медицинской клиники «Генезис» в пользу пациентки взыскано более 90 000 рублей за некачественно оказанную медицинскую услугу

Решением Железнодорожного районного суда г. Симферополя от 18.12.2018 г. по гражданскому делу в пользу гр-ки П. подлежит взысканию 91 250 рублей с  ООО «Клиническая больница» (Клиника «Генезис») по иску о защите прав потребителя и взыскании морального вреда.

Решение Железнодорожного районного суда г. Симферополя вступило в законную силу 20 марта 2018 г. после рассмотрения апелляционной жалобы медицинской клиники в Верховном суде Республики Крым, которая была оставлена коллегией судей без удовлетворения.

В марте 2016 г. гр-ка П. подписала договор с медицинской клиникой на оказание ей платных медицинских услуг и оплатила услуги клиники по проведению операции с целью удаления инородного тела (корня зуба) из гайморовой пазухи.

Спустя некоторое время после проведенной операции, при проведении контрольной компьтерной томографии выяснилось, что инородное тело (корень зуба) в гайморовой пазухе не удален, а фактически проведена другая операция, согласия на которую гр-ка П. не давала.

На предъявленную претензию о нарушении прав потребителя медицинская клиника ответила отказом.

В связи с чем в суд был подан иск о защите прав потребителя и взыскании материального ущерба и морального вреда.

Решением Железнодорожного районного суда с медицинской клиники был взыскан материальный ущерб по договору об оказании платных медицинских услуг, моральный вред за нарушение прав потребителя, компенсация оплаты услуг представителя, а также штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить претензию за нарушение прав потребителя

Интересы гр-ки П. представляло Юридическое предприятие «Центр медицинского права в Республике Крым».



Родители умершей от цирроза печени 2-месячной крымчанки ищут справедливости.

Судебные разбирательства продолжаются уже четвертый год!

В Бахчисарайском суде рассматривается уголовное дело по факту смерти Крыловой Полины (2 мес). Интересы потерпевших представляет директор «Центра медицинского права в Республике Крым» Белкин Михаил Афанасьевич.

Служба новостей ForPosthttps://sevastopol.su/news/roditeli-umershey-ot-cirroza-pecheni-2-mesyachnoy-krymchanki-ishchut-spravedlivosti

ForPost - Новости : Родители умершей от цирроза печени 2-месячной крымчанки ищут справедливости

Полина Крылова.Фото: Пелагея Попова|ForPost

Центральный районный суд Симферополя (Республика Крым) продолжает разбирательство по иску семьи Крыловых к районной больнице Бахчисарая. Местные врачи вовремя не диагностировали у их двухмесячной дочки Полины печёночную недостаточность, что привело к смерти новорожденной.

Счастливое начало

В 2017 году Крыловы — Андрей, Татьяна и их сын Владимир — переехали в Бельбекскую долину из Севастополя. Глава семьи работал капитаном дальнего плавания, а его супруга владела сетью магазинов в городе-герое, но бизнес продала и успешно занялась макрофотографией.

Обосновавшись в селе Аромат, Татьяна быстро включилась в местные проблемы. Женщина активно выступала в защиту реки Коккозки. И была очень счастлива, когда узнала, что ждёт ребёнка.

«Это было настоящим чудом и подарком для нас. Всё складывалось, как никогда лучше», — рассказывает ForPost Крылова.

Беременность протекала спокойно под наблюдением врачей из женской консультации в селе Куйбышево Бахчисарайского района. Однако рожать крымчанка, по совету знакомых, поехала в роддом №2 Симферополя (на территории горбольницы №7).

Появление на свет малышки Полины 10 июня прошло без осложнений, и через три дня Крыловых выписали. При этом неонатолог отметил у новорожденной желтуху, но уровень билирубина не измерил — в больничной выписке данные отсутствуют. Впрочем, это распространённая болезнь у малышей, которая, как правило, проходит сама. Поэтому никаких предостережений молодая мама не получила.

«Мы приехали в наш новый дом. Здесь меня ждали с цветами и подарками специально приехавшие из Севастополя мои родители, брат и друзья», — вспоминает радостные моменты Татьяна.

В тот же день, 13 июня, Андрей Крылов поспешил в амбулаторию Соколиного, чтобы прикрепить дочку по месту проживания.

крым суд медицина младенец смерть

Как рассказывает Татьяна, ещё до рождения ребёнка они с мужем придирчиво выбирали лечебное учреждение, где будет наблюдаться их ребёнок. В итоге остановились на сельской амбулатории, которую за год до этого торжественно открыл глава Крыма Сергей Аксёнов вместе с вице-премьером правительства России Ольгой Голодец, министром здравоохранения России Вероникой Скворцовой и министром труда и соцзащиты России Максимом Топилиным.

крым соколиное амбулатория открытие

Через пару дней, 15 июня, Полину дома навестила патронажная медсестра, хотя должен был посетить участковый педиатр. Медсестра устно порекомендовала молодым родителям гулять с ребёнком на солнце, и, мол, смуглый цвет кожи пройдёт сам собой.

«Мы полностью доверяли её словам, потому что ни у кого из нас нет медицинского образования. Полина была такой весёлой и активной девочкой. У нас наладилось хорошее грудное вскармливание», — рассказывает Татьяна.

Когда малышке исполнился месяц, 15 июля, семья отправилась на плановый приём к педиатру в Соколиное. Родители пожаловались на белую сыпь по лицу дочери, смуглый цвет кожи и выпирающий пупок.

«Всё нормально, ребёночек цветёт. Это пройдёт», — услышали они от врача, которая устно направила их к детскому хирургу в Бахчисарайскую ЦРБ.

Татьяна уточнила: «Что-то ещё нужно?» Но педиатр заверила, что всё в порядке. Хирург через два дня, в свою очередь, рекомендовал носить бандаж от пупочной грыжи, однако тоже не сделал никаких замечаний насчёт цвета кожи.

2 августа перед отправлением главы семьи в морской рейс Крыловы побывали на очередном плановом осмотре педиатра в Соколином. Врач оказалась в отпуске, поэтому Полину приняла единственный медик на смене, которая, как позже выяснилось, оказалась санитаркой, то есть не имела ни квалификации, ни знаний, чтобы заметить какие-либо отклонения в развитии малыша.

Ночь трагедии

Муж ушёл в рейс, и Татьяна осталась одна с двумя детьми. К ней приезжали в гости друзья и родственники. Все замечали смуглый цвет Полины, но никто не мог предположить, что это смертельный симптом.

Вечером 31 августа женщина заметила, что тело ребёнка побледнело, она часто-часто дышит, плачет и при этом отказывается брать грудь. Напуганная мать вызвала скорую помощь, однако приехавшая фельдшер отказала в госпитализации, устно посоветовав подождать до утра, мол, это у ребёнка колики, которые пройдут. На этом медик уехала.

Действительно, через несколько часов девочка затихла и заснула. Но утром 1 сентября Татьяна обнаружила, что ребёнок не подаёт признаков жизни. Схватив малышку и старшего сына, женщина, не помня себя, на машине помчалась навстречу «скорой», которую вызвала параллельно. С врачами она пересеклась в Голубинке. Посигналила им, вытащила ребёнка из детского кресла и передала с просьбой о срочной реанимации.

«Медики закрылись внутри машины, я стояла снаружи и молилась. Ко мне вышел водитель и попросил документы Полины. Когда он сказал, что её больше нет, я потеряла сознание и упала на дорогу», — чувствуется, что даже три года спустя Татьяне тяжело вспоминать этот момент.

Фельдшер оказалась той же, что осматривала малышку за день до трагедии. Она рыдала и всё повторяла: «Простите! Простите!»

Судмедэксперт в Бахчисарайской ЦРБ, закончив вскрытие, диагностировал смерть младенца от цирроза печени.

Когда Андрею пришло сообщение от жены со словами «Нашей дочери больше нет», мужчина рыдал навзрыд два дня. Он списался на берег и успел на похороны 6 сентября.

Справедливости нет

Когда Крыловы чуть-чуть отошли от шока, то стали задавать логичные вопросы: почему так произошло. По подсказке друзей из Севастополя и Москвы Татьяна, позвонив педиатру, спросила: почему вы нас приняли только однажды за два с половиной месяца, почему вы не выписали никаких назначений и направлений. После этого разговора врач перестала брать трубку.

При этом на встрече с руководством Бахчисарайской ЦРБ эта педиатр заявила, что трижды была у Крыловых дома, где осматривала ребёнка.

«Вот это был удар. Кроме этого, мы много раз получали отказ в возбуждении уголовного дела», — вспоминает женщина.

Следующие полгода Крыловы безуспешно искали справедливости в Бахчисарае и Симферополе, пытаясь привлечь внимание чиновников. Вынеся историю на просторы интернета, Татьяна вместо поддержки и помощи получила обвинения в пиаре на смерти дочери.

«У меня не было сил, я хотела всё бросить и пытаться жить дальше. Но муж сказал: «Нет, Таня, надо наказывать по закону. Оставлять нельзя, сегодня пострадал наш ребёнок, а завтра ещё и ещё один. Ты хочешь, чтоб им сходило с рук?!»

В довершение Татьяна увидела в медкарте дочери вписанные педиатром патронажи на дому, которых фактически не было, и отсутствие реальных жалоб.

Это стало поворотным моментом в деле, и Крыловы решили добиваться справедливости во что бы то ни стало.

Бесконечные тяжбы

В итоге сейчас идёт уголовное расследование действий педиатра, а тем временем супруги пытаются отсудить 10 миллионов рублей за моральный ущерб с Бахчисарайской ЦРБ. Роддом №2 Симферополя и Центр медицины катастроф привлечены в качестве третьих лиц.

крым суд медицина младенец смерть

Как рассказал ForPost адвокат Крыловых Михаил Белкин, непривлечение этих медучреждений в качестве третьих лиц будет основанием для отмены любого решения суда.

«Документами, которые есть в материалах дела, не доказано, что на этапе родильного дома были допущены дефекты. Согласно экспертизе, никаких нарушений не было. Относительно скорой помощи, мы понимаем, что дефекты были, но это было в последний день жизни ребёнка, и это никак не могло повлиять на исход заболевания», — пояснил он.

В ходе заседания 20 апреля, на котором присутствовал корреспондент ForPost, Центральный районный суд Симферополя не успел принять решение и продолжит рассмотрение дела сегодня во второй половине дня.

крым суд медицина младенец смерть

«Если бы медики по-человечески себя повели и раскаялись, то мы бы отпустили, оплакали и жили дальше», — признаётся Татьяна Крылова.

Пелагея Попова

Фото автора и bahch.rk.gov.ru



В Центральном районном суде г.Симферополя вынесено решение о взыскании 2 000 000 рублей

22 апреля 2021 г. в Центральном районном суде г.Симферополя вынесено решение о взыскании 2 000 000 рублей о компенсации морального вреда, причиненного смертью ребенка, в результате неправомерных действий медицинских работников ГБУЗ «Бахчисарайская Центральная районная больница» при оказании медицинских услуг. Интересы потерпевших представлял директор юридического предприятия «Центр Медицинского права в Республике Крым» Белкин М.А.

По этому поводу в крымском интернет-издании «Forpost» опубликована статья по итогам подошедшего к концу судебного разбирательства.https://sevastopol.su/news/krymskiy-sud-ocenil-zhizn-2-mesyachnoy-devochki-v-2-mln-rubley

Крымский суд оценил жизнь 2-месячной девочки в 2 млн рублей

Деньги всё равно не вернут ребёнка к жизни.

ForPost - Новости : Крымский суд оценил жизнь 2-месячной девочки в 2 млн рублей

Судья запретила фотографировать участников процесса, поэтому корреспондент ForPost их зарисовала.Фото: Скетч Пелагеи Поповой|ForPost

Центральный районный суд Симферополя поддержал родителей умершей от цирроза печени двухмесячной малышки. Бахчисарайская ЦРБ выплатит 2 млн рублей компенсации за моральный ущерб.

Речь идёт о деле Андрея и Татьяны Крыловых, которые потеряли младшего ребёнка из-за того, что врачи не предупредили развитие опасного заболевания. Несмотря на то, что трагедия произошла в 2017 году, семья до сих пор не могла добиться справедливого возмездия в суде. И вот на днях дело, наконец, сдвинулось с места.

В Центральном райсуде Симферополя завершилось рассмотрение гражданского дела о возмещении морального вреда, причинённого Крыловым ненадлежащим оказанием медицинских услуг районной больницей Бахчисарая.

«Исковые требования удовлетворить частично», — говорится в решении суда, копия которого находится в распоряжении ForPost.

Это означает, что вместо 10 млн рублей, которые запросили истцы, они получат 2 млн рублей. Однако родители не планируют обжаловать решение судьи.

Как объяснила ForPost Татьяна Крылова, у неё с мужем не было цели обогатиться на этом деле. Тем не менее она рада, что представители медиков признали ошибки — возможно, в будущем это предотвратит чью-то смерть.

«Понимаете, это как праздник 9-го Мая — со слезами на глазах. Нашей Полины всё равно не вернуть», — призналась мать умершей девочки.

В свою очередь директор юридического предприятия «Центр медицинского права в РК» Михаил Белкин, представляющий интересы Крыловых в суде, заверил ForPost, что решение судьи полностью соответствует букве закона.

«Жизнь ребёнка несоизмерима с теми суммами, которые были постановлены судом. Это одна из крупнейших компенсаций родителям, потерявшим ребёнка, на территории Крыма», — добавил эксперт.

Также Михаил Белкин добавил, что согласно исследованиям по оценке ущерба от лишения жизни человека Финансового университета при правительстве России экономическая стоимость человеческой жизни в год оценивается в 40 млн рублей. Однако какого-либо единого эквивалента перенесённым страданиям из-за потери близкого не существует.

Пелагея Попова



С Бахчисарайской районной больницы взыскано 2 000 000 рублей

Решением Центрального районного суда г.Симферополя от 22 апреля 2021 года с ГБУЗ «Бахчисарайская районная больница» взыскано 2 000 000 рублей в пользу родителей погибшего малолетнего ребенка в качестве возмещения морального вреда, причиненного ненадлежащим оказанием медицинских услуг. Интересы потерпевших представлял медицинский юрист Белкин М.А.

В открытом заседании присутствовали корреспонденты средств массовой информации («Форпост» и «Комсомольская правда»). Директор дал свои комментарии печатным изданиям, которые опубликовали свои статьи на эту тему.

Статья публикуется с разрешения и со ссылкой на «Комсомольскую правду».


Родители маленькой Полины уверены, что дочь можно было спасти

Татьяна Крылова родила Полину в июне 2017 года. Фото: личный архив Крыловых

Несколько лет назад «Комсомолка» освещала трагичную историю семьи Крыловых из крымского села Соколиное, которые потеряли двухмесячную дочь. Несколько лет длились судебные тяжбы – супруги пытались доказать органам здравоохранения, что их малышка Полина действительно умерла из-за некачественно оказанной медицинской помощи. Теперь точку в деле поставил Центральный районный суд Симферополя.

  • Мы взыскали в пользу потерпевших 2 миллиона с Бахчисарайской центральной районной больницы (ЦРБ), — сообщил КП-Крым директор юридической компании Михаил Белкин, представлявший интересы Крыловых в суде. — Думаю, на решения судьи повлиял и тот факт, что в прениях Бахчисарайская ЦРБ и Минздрав РК признали свою вину и попросили удовлетворить иск частично.

Малышке не было и трех месяцев. Фото: личный архив Крыловых

Татьяна и Андрей Крыловы — образцовая семья из Севастополя. Они вместе больше 10-ти лет. Первым в семье родился сын, а потом Крыловы решили переехать поближе к природе и построили дом в Бахчисарайском районе. Татьяна забеременела в 2017 году, супруги ждали дочь. Малышка появилась на свет в июне, в Симферопольском роддоме №2.

ОБЫЧНАЯ «ЖЕЛТУШКА»

  • Роды прошли благополучно, только вот дочь была желтенькая. Но врачи сказали не беспокоиться, посоветовали чаще гулять на солнце, чтобы это прошло, — вспоминает Татьяна.

А тем временем в селе Соколиное, куда переехали супруги, открыли врачебную амбулаторию, прикрепленную к Бахчисарайской ЦРБ. В день выписки Татьяны из роддома ее муж подал документы, чтобы прикрепить дочь к амбулатории и наблюдаться там. Через два дня навестить новорожденную на дом приехала местная медсестра. Осмотрев девочку, врач сказала, что у нее есть желтушка, и тоже порекомендовала чаще гулять на солнце. У родителей не было причин для беспокойства, ведь ребенок хорошо ел и даже набирал вес.

Через месяц, в июле, Полину привезли на осмотр в амбулаторию, где их встретила участковый врач Тамила Люманова. К тому времени у малышки уже появилась сыпь и выпирал пупочек, смуглый цвет кожи по-прежнему не уходил. Врач посоветовала обратиться к хирургу. Неестественная желтизна кожи младенца ее не смутила.

Хирург в свою очередь просто рекомендовала носить бандаж. Врач попросил родителей явиться на повторный прием через два с половиной месяца. В начале августа, до того, как главе семьи Крыловых Андрею нужно было уходить в море, Полину снова отвезли в амбулаторию. Дежурная медик взвесила девочку и отпустила с миром. Хотя и к тому моменту желтушка не исчезла.

Семья Крыловых. Фото: личный архив Крыловых

Вечером 31 августа малышке стало плохо, она постоянно плакала, отказывалась от груди и очень часто дышала. Вызванная на дом фельдшер скорой сказала, что состояние ребенка в норме, и госпитализировать ее не нужно. Медики заверили, что повторно вызывать бригаду можно будет, только когда у Полины повысится температура. Но дочь Крыловых не дожила до утра, вызванная бригада скорой только констатировала смерть.

  • После того как, утром я увидела свою бездыханную дочь, я два года просыпалась посреди ночи и в ужасе проверяла, дышат ли мой сын и муж. Все это время мне становилось больно, когда я видела спящего человека, — делится переживаниями Татьяна.

Когда стресс от потери ребенка стал понемногу утихать, супруги начали понимать, что медики в свое время неверно оценили состояние грудничка, и дочь, вероятно, еще можно было бы спасти.

Татьяна начала искать ответы и обратилась к участковому врачу амбулатории в Соколином, куда Полину отвозили еще в первый месяц жизни. Женщина задала медработнику логичный вопрос — почему ребенку не выписали направления на обязательные обследования в первый месяц жизни. Врач ответила, что хотела их дать через три месяца. Больше на звонки Татьяны Люманова не отвечала. Вместо извинений Крыловы получили от врача два иска в суд в разное время — медик хотела, чтобы ей компенсировали один миллион рублей в качестве «морального ущерба» за очернение деловой репутации. Однако дважды Бахчисарайский районный суд ей отказал. Так участковый врач отреагировала на освещение истории Полины Крыловой в СМИ и соцсетях.

ДЕЛО ВОЗБУЖДАТЬ НЕ ХОТЕЛИ

Правоохранительные органы отказывались возбудить уголовное дело по факту причинения смерти по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Только спустя полтора года борьбы, в марте 2018-го, против врача амбулатории Тамилы Люмановой было возбуждено дело, предусмотренное ч.2 ст. 124 УК РФ — неоказание помощи больному, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда здоровью и по ч.4 ст.327 УК РФ — использование заведомо подложного документа.

Вскрытие показало, что виновником смерти девочки был цирроз печени. Это заболевание сегодня можно диагностировать и лечить, но его медики списали на желтуху.

  • Я обнаружил у ребенка изменения, соответствующие по всем признакам циррозу печени, осложнившимся повышением венозного кровяного давления в системе воротной вены, и разрыв верхней брыжеечной вены. Появилось подозрение на цитомегаловирусную инфекцию, и гистология это подтвердила, — рассказывал КП-Крым судмедэксперт Владимир, который проводил вскрытие.

В честь Полины родители назвали звезду. Фото: архив семьи Крыловых

СУДЕБНЫЕ ТЯЖБЫ ПО ДЕЛУ ВРАЧА ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Но была и другая коллегиальная экспертиза, которая опровергла эти выводы и заключила, что ребенок умер от травмы. Крыловым пришлось проводить еще одно исследование, которое, в конечном счете, показало, что ребенок все же умер от цирроза печени.

Все это время длились судебные тяжбы, на которых представители Бахчисарайской ЦРБ, к которой относится амбулатория в Соколином, отрицали свою вину.

  • Если бы я знала, что будет так много судов, не знаю, решилась бы я на это или нет. Конечно, никакие деньги не вернут нам любимую дочь и не залечат раны, но мы смогли продолжить жить дальше и я верю, что теперь виновные будут наказаны. Ведь медики пытались скрыть свои преступления, а теперь у них этого точно не получится, — заключает Татьяна Крылова.

Кстати, в Бахчисарайском районном суде до сих пор проходят слушания по уголовному делу врача амбулатории Тамилы Люмановой, так что финальный аккорд во всей этой истории будет поставлен позже.